Как быть счастливой и красивой
Чтобы просто радоваться жизни, женщине нужно столько знать и уметь
[an error occurred while processing this directive]

Читальный зал

Александр Тараторин

Кризис

Глава 3

Была у меня жизнь. Обычная, не то, чтобы хорошая, но и не очень плохая, так себе, средненькая. И вот, устав от укоризненных речитативов супруги, я решил заработать кучу денег. Мечта идиота. И притом, прошу заметить, глупая мечта.

Как нам завещал мудрый поэт Омар Хайям? - "Яд, мудрецом тебе предложенный, прими. Из рук же дурака не принимай бальзама." Как он был прав, если бы я сейчас мог исправить содеянное, но поздно, поздно...

Короче, приняв душ, выпив кофе, и прожевав бутерброд, я пересилил себя и позвонил Максиму, или Максу, как его называли близкие знакомые.

Максима я немного знал еще по Москве, я с ним как-то вяло встречался два-три раза в год, то на вечеринке у знакомых, то в троллейбусе, по дороге на работу. Сколько себя помню, Макс раздражал меня своими бегающими восточно-оливковатыми глазками. Невысокого роста, суетливый, с провинциальным акцентом, он к тому же имел привычку набрасываться на собеседника с длиннющими монологами потрясающей нудности и глупости, так что столкнуться с ним на улице было карой Господней.

Макс приехал в Америку каким-то не вполне легальным способом. Несмотря на многочисленные препятствия, вид на жительство он все-таки получил, и поразил всех своей протекаемостью и приспосабливаемостью: Макс немедленно основал свою компанию, продающую и покупающую дома. Одна мысль об этом приводила меня в ужас - полмиллиона долларов возьми, да выложи... Макс, не боясь, брал деньги в кредит, занимал и перезанимал, в результате богател день ото дня. Впрочем, уже невозможно было понять, действительно ли он разбогател, или существует в долг. Как бы то ни было, жил он в огромном доме с бассейном и верандой, и обстоятельством этим весьма гордился.

И позвонить-то мне больше было некому. Все мои прочие знакомые были, по американским понятиям, бедны. Они работали, получали зарплату, и за год зарабатывали столько же, сколько Максим мог получить с одной-единственной удачно заключенной сделки. К тому же, Макс уже несколько раз сам звонил мне вечерами, обычно около полуночи, и минут по сорок рассказывал о каких-то своих успехах и достижениях на ниве бизнеса. Скорее всего, ему просто хотелось похвастаться, но призрак золотых гор то и дело возникал перед моим наивно-алчным взором.

Вечером я был у Макса. Что-то неприятно урчало в животе, вызывая некоторую обще-организменную тревогу. Казалось, назначив эту встречу, я переступил через невидимый порог, отделяющий меня от нормальной жизни. В который раз я убеждаюсь, что к предчувствиям надо относиться в высшей мере серьезно, но, как говорится, на ошибках учатся.

Дом Максима, хотя и просторный, был до потолка завален хламом. Чего там только ни было: картонные коробки с пожелтевшими бумагами, сложенные штабелем упаковки растворимого супа, какие-то электронные детали, россыпью лежавшие на нежно-розовом кожаном диване описанного классиками цвета бедра испуганной нимфы. До потолка возвышались зловещие, напоминающие высохшие корневища, засушенные щупальца то-ли кальмаров, то-ли осьминогов в огромных пластиковых пакетах, а на журнальном столике в три яруса были сложены наполовину распакованные компьютеры. Среди всей этой свалки были проложены дорожки, напоминающие тропы в горных ущельях, по которым можно было добраться до кухни, и даже выйти во двор.

- Привет, привет, - Макс жизнерадостно похлопывал меня по плечу. - Ты извини за беспорядок, я же один живу, женской руки не хватает. Давай мы с тобой на веранде отдохнем, не против? Ты плавки взял? Может быть, выкупаемся?

- Нет, я как-то про плавки не подумал. - Я с сомнением посмотрел на начинающую зацветать воду и мутно-зеленый налет на стенках бассейна..

- Тогда в следующий раз поплаваем, это даже к лучшему, а то у меня какие-то головастики завелись. Все никак бассейн почистить не соберусь. Ну ладно, хорошо, что ты все-таки позвонил. Ты мне скажи, все-таки образумился? Понял, откуда ноги растут, да? Признавайся, понял или нет?

- Давай лучше о деле. - Я поклялся себе, что никогда в жизни не залезу в этот бассейн.

- Никаких проблем, - Макс широко улыбнулся. - Сейчас, только закусить принесу, - он достал из холодильника тарелку со слегка заветренной ветчиной и извлек начатую бутылку коньяка из щели между мешками с сушеными щупальцами. - Я вот чего думаю, - Макс налил две рюмки. - Надо нам всем здесь как следует подзаработать. Так ведь, правильно? Коньячку выпей, он у меня отменный, выдержанный.

- Ну да, конечно - неуверенно согласился я. - Только я не совсем понимаю, как смогу .... пригодиться - Я задумался над тем, сказать Максу "тебе", или, лучше, "вам"......

- Я тут решил новую фирму создать. Я ведь вот как считаю: лучше, если с тобой будут работать свои, проверенные люди, здесь принцип простой: ты-мне, я-тебе. Я - тебе помогу, ты - мне. А о деньгах договоримся, нельзя же всю жизнь за зарплату выкладываться. Так ведь? Правильно?

- А что, собственно, фирма, то есть ты, простите, вы, собираетесь делать? - Я, видимо, вел себя недружелюбно.

- Я хочу пошире все охватить. - Максим, казалось, ничего не заметил. - Поначалу будем с Россией дела вести, знаешь, апельсины, или микросхемы. Мне еще предлагали куриный помет продавать, это миллионное предприятие... Осьминоги сушеные, кстати, в последнее время неплохо идут. Ты их когда-нибудь пробовал?

- Нет, - вздрогнул я.

- Попробуй. - Пальцы у Максима были толстыми и короткими, он достал маленький кривой ножичек, и, сопя, начал вскрывать огромный пластиковый мешок.

- Да нет, Максим, спасибо, я как-то не хочу.

- Пожуй, пожуй, ты чего, - он уже выковыривал из сплетенных коричневых внутренностей пакета сушеное щупальце с еще различимыми присосками. - Классная закуска, между прочим. - Максим откусил от щупальца кончик и почему-то тут же захрипел. - Очень рекомендую. Солененькие, просто класс. Как вобла. Даже лучше. Их раньше на Дальнем Востоке добывали, а теперь - бардак полный, пришлось в Малайзии бизнес организовывать. Они там этих зверей специально для меня вылавливают, технология отработана - бросаешь тухлое мясо, или рыбу, и они тут как тут. И тут же, на берегу, вялят на солнце. Ну попробуй же, чего ты? Витаминов до хрена, полезно. Я где-то читал, что от рака предстательной железы помогает, потенцию восстанавливает... У тебя как, с железой все в порядке?

- Кажется да, - смутился я. - Нет, извини, я .... Не хочу. Как подумаю про тухлое мясо...

- Да ты какой-то слабонервный. - Максим, казалось, обиделся. - А ты когда-нибудь видел, как лобстеров вылавливают? Между прочим, тоже на гнилую рыбку. А в магазине по сорок долларов за фунт продают. Вот тебе и арифметика, все просто: покупаешь оптом здесь, продаешь - там, навар идет, все довольны. Малайзийским товарищам тоже надо отстегивать, ты бы видел, как я их здесь принимаю! Как королей, в "Хилтоне" самый шикарный номер, рестораны, девочки... Кстати, напомни, в следующий раз тебя с собой прихвачу. Сейчас, я посмотрю, когда они должны приехать. Ты как, это... - Максим сладострастно засопел. - Азиаточек любишь? - Он открыл записную книжку. - Красавицы... Скажем, двенадцатого августа с трех до семи ты свободен?

- Да нет, спасибо, я как-нибудь в другой раз... - поборов нездоровое любопытство, я временно сохранил супружескую верность.

- Ну все-равно, напомни, как-нибудь тебя свожу. - Максим заметил мое замешательство. - Застеснялся. Да ты не волнуйся, оттянись, все ведь схвачено. Всю жизнь потом вспоминать будешь. Чего там, один раз ведь живем. Так? Правильно?

- Ты про осьминогов рассказывал, - голос мой стал тонким и противным, и почему-то вспомнилось искушение святого Антония.

- Значит, эти ребята добычу организовали. Они, в свою очередь, рыбакам отстегивают, но уже поменьше. Это как перевернутая пирамида: деньги все у меня, а чем от меня дальше, тем меньше их становится.

- Ну хорошо, а что я, собственно, могу... - Я замялся. - Я не понимаю...

- А вот за это ты не переживай, свой человек еще никому не мешал. А потом, я, собственно, здесь на тебя рассчитываю, - в будущем начнем контракты заключать. Я крупным бизнесом заняться решил. Тяжелой индустрией, военно-промышленным комплексом.

- Погоди, Максим, какие контракты? Ты о чем?

- Машины там всякие, промышленные агрегаты. Ты, кстати, про самолеты что-нибудь знаешь? Или, на худой конец, про эти, как их, с винтом на крыше? Геликоптеры...

- Вертолеты. - перевел я на русский.

- Ну да, что-то вроде этого. Кстати, и прочие всякие летательные аппараты имеются... - Максим напустил на себя ореол загадочности .

- Ракеты, что-ли? - Я с испугом вспомнил о том, что недавно читал статью про нелегальную продажу военной техники диктаторским режимам ближнего и дальнего востока.

- Да нет, ракеты здесь не причем. - Макс поморщился. - Здесь посерьезней дело наклевывается. Так ты с авиацией хорошо знаком? Ты в Москве, случайно, не Авиационный институт заканчивал?

- Нет, вообще-то, - нерешительно признался я.

- Жаль. У меня один знакомый был, талантливый парень, с детства самолетами бредил. И Авиационный закончил с отличием. Теперь свою компанию основал, оптовые поставки нижнего белья... Кстати, тебе трусы или майки не нужны, случайно? У него все только итальянское, хлопок, высшего качества. Партии по пятьсот штук. Нет? Я понимаю, пятьсот маек многовато. Ну, может быть знакомым перепродашь, накинешь немножко и в выигрыше останешься. В общем, я думаю, ты парень толковый, разберешься. Почитал бы про авиацию, сходил в библиотеку. Опытные люди в этой области мне понадобятся, перспектив - до хрена!

- Конечно, я почитаю, - промямлил я, вспомнив почему-то великого комбинатора, и чувствуя дурацкую неловкость из-за собственного невежества.

- Хорошо все-таки, что ты приехал. Я как раз подбираю совет директоров. - Максим извлек из портфеля папку бумажек. - Все пока-что на бумаге, но когда дело закрутится, будут бабки, и немалые. Мне нужна твоя подпись, если ты, конечно, согласен.

- Это что, новые "Мертвые души"? - не удержался я.

- Ну, почему же мертвые, - нервно хихикнул Максим. - Вполне живые пока, тьфу-тьфу-тьфу.

- А как это... - Я замялся. - Не будет ли неприятностей? Я же на работе подписывал бумагу, что не имею права заниматься бизнесом...

- Это - сущая чепуха! - Макс широко улыбнулся, обнажив желтоватые, острые зубки. - Компания еще даже официально не зарегистрирована. Но я давить на тебя не хочу, подумай, посоветуйся, позвонишь мне через пару дней, - он сгреб бумаги и начал засовывать их в портфель.

- Да нет, зачем же, конечно, я подпишу, - в груди у меня что-то екнуло.

- Вот это по-нашему, молодец! - Макс расплылся в широкой улыбке - свой человек... А то начинается, а что, да если. Бизнес - это такое дело, кто не успел, или испугался, тот опоздал и не пьет шампанского. И адресок с телефончиком запиши, вот здесь инициалы, и здесь тоже... Да, еще твой номер социального обеспечения. Ты не волнуйся, он никому не попадет. У нас все заметано. Кредитные карточки? Давай коды, даты... Нет, ты же понимаешь, это формальность... Чтобы кредитную историю проверили. Значит, так, как только мне твоя помощь понадобится, я дам знать. Договорились?

Тоскливо стало у меня на душе после этой встречи. Приехав домой, я вышел на балкон, закурил, и долго прислушивался к неприятному, холодненькому щекотанию в груди. Какая, к черту, авиация. "То тарелками пугают, мол, проклятые, летают" - процитировал я, увидев, как маленький огонек с неправдоподобной скоростью поднимается над далекими горами, и, совершенно не подозревая себя в прорезавшихся на глазах пророческих способностях, вернулся в квартиру и допил остаток водки, стоявшей в холодильнике.

         »» Дальше: Продолжение



Популярные новинки, скидки, акции
 

 

Перепечатка, публикация статьи на сайтах, форумах, в блогах, группах в контакте и рассылках НЕ допускается
Рейтинг@Mail.ru