Как быть счастливой и красивой
Чтобы просто радоваться жизни, женщине нужно столько знать и уметь
[an error occurred while processing this directive]

Читальный зал

Яна Леонидова

ИСТОРИЯ ОДНОГО ОЖИДАНИЯ

Для тебя, пока тебя не было, чтобы ты мог почувствовать, как мне одиноко, пока тебя нет

Сегодня ты сказал мне такую вещь, которая меня явно заворожила и увлекла. Может потому, что я об этом когда-то сама думала, а может мне это польстило, или же это показалось мне хорошим способом занять еще несколько часов моего "пустого" времени в день.

- Твое письмо, я прочитал его вчера... Тебе надо книгу написать, пока меня нет. У тебя получится.
- Да, брось ты! Все это глупости!
- Нет же!! Ты попробуй! А я приеду – будем вместе читать.

Глупо, конечно. Но иногда, особенно после бутылки пива, особенно когда иду куда-то, вроде бы даже куда, но не особо тороплюсь, особенно когда одна и поговорить о чем-то важном рассчитываю, но не сегодня и не с кем сейчас, а мыслей невысказанных куча... Тогда начинаю размышлять о чем-то сама с собой и думаю (не без горечи, потому что вряд ли когда-нибудь возьмусь) о том, что хочется написать что-то большее, чем просто записку в дневник.
Почему до сих пор "вряд ли когда-нибудь возьмусь"?
A. Потому что есть лень перед большой работой.
B. Потому что всего хочется сразу и сейчас, так чтобы сделать монтаж: я начала – я закончила, и вот она, как по волшебству – толстая, распухшая от мыслей тетрадочка.
C. Потому что боюсь, что на 3-ей странице слова начнут запинаться, на 5-ой теряться, а на 8-ой закончатся, причем мысли затихнут гораздо раньше, где-то на 4-ой.
D. И еще есть глупое оправдание – потому что, ну, напишу я что-то и что дальше? Я как человек честолюбивый хочу, чтобы мне сказал "интересно, достойно внимания" хотя бы один человек, а лучше много и все хором (шутка!) и главное – искренне, от души так. Да только кто читать-то станет записки непонятно кого, непонятно о чем.
И почему же я вдруг взяла в руки тетрадь (а не обычный, видавший ручку много раз ежедневник) и что-то пишу не как обычно, говоря с собой, а, обращаясь к кому-то непонятно кому, но сидящему с другой стороны экрана, по которому показывают мою жизнь?
Бог знает?! Не все же юбки шить да пиво попивать в барах с сомнительными знакомыми и малоинтересными людьми.
На самом деле, хочется как-то отличиться. Сказать, хотя бы не громким голосом, но настойчивым шепотом, что я – есть и я - не посредственность.

В общем, назовем это

Для Тебя

Иду домой, странно так иду, отвлекаясь на соседние улицы, магазины, которые совсем не по пути и даже нет в них вещей, которые в течение какого-то времени настоятельно требовали: "Купи!" и я поддалась на их слова и обещанья улучшений в жизни. Иду, заглядываясь на прохожих, окружающий мир, а больше на небо и деревья, но все же постепенно продвигаюсь к желанной (а может не очень) цели – моему нынешнему дому.

Из-за (а может благодаря) не слишком блестящего, чтобы видеть мелкие детали, но не слишком плохого, чтобы не замечать важное, зрения, я вижу мир весьма необычно обманчивым.
Вот там впереди была зеленая, мягкая трава, вечно шепчущая усталым ногам: "Бросьте вы, наконец, эти неудобные туфли! Что вам до них? И быстрее сюда. У меня много еще нерастраченной нежности и я хочу подарить ее вам". Но прошло каких-то 5 мгновений, чтобы я успела осознать, а точнее увидеть, что меня "накрыл" очередной обман слепого зрения. Это, конечно, трава, но молодой и нежной она была месяц назад, а сейчас ее скосили и она стала колоться от обиды.

Зачем же ты невольно поправляешь волосы и выпрямляешь спину, молодой и симпатичный человек? Тебе всего 17 лет и я для тебя уже старуха. Впрочем, лестно.

Как обычно сумбур в голове. Мысли приходят, мысли уходят и все больше в облака.

Прошло 10 дней, как ты уехал. Потихоньку наступает вторая фаза "жизни в ожидании твоего возвращения" - у меня появилось смутное (пока еще) желание готовить что-то просто супервкусное и необычное. Потом я буду тебе хвастаться, как у меня все здорово получалось, и предлагать попробовать новую коллекцию открытых в твое отсутствие блюд и кулинарных изысков. После недели, ознаменовавшейся полным игнорированием газовой плиты, это явный прогресс. Хотя и не в пользу наметившегося похудания.
Сегодня были фаршированные помидоры: доставай все, что есть в холодильнике плюс помидоры; кроши все, что достала, мелко-мелко, а помидоры на половинки без сердцевины, а потом знакомь все друг с другом и с майонезом, причем помидоры снаружи, а все остальное – у них внутри.
Конечно, хотелось бы, чтобы кто-то таки зашел в гости и оценил искусство хозяйки, но нет – так нет.

Судя по тому, как разбегалась Мыша в колесе, можно предположить, что уже близко к полночи. (Моя мышь – животное исключительно ночное. Чем темнее за окном, тем больше в ней энергии, готовой выплеснуться, и она выплескивается, причем с грохотом и треском, который явно мешает мне спать). Действительно 23:48. Спать!

В мультфильме в качестве послесловия: "Потом, конечно, и свадьба была. А как же? Без свадьбы только мухи женятся..."
Вот живем мы, мухи, и возимся в своей куче. Жужжим...

Историю эту рассказал мне один старый, повидавший многое за свою долгую, иногда тревожную, иногда радостную, но всегда интересную жизнь, мудрый карась. Он тогда уже любил сиживать в своем любимом, таком же старом как он, плетеном кресле у окна с видом на всегда мутное неспокойное небо с той стороны от горы. (Поговаривают, что он как-то случайно сказал, что это небо всегда напоминает ему годы путешествий, и сейчас ему осталось только оно, как связь с чем-то незабываемым но, увы! уже далеким).
В тот вечер карась, как обычно, достал из мешочка под плавником пару щепоток сухой травы, набил трубку и, затянувшись, замер. По гостиной распространился волшебно-магический (ни с чем не спутаешь!) запах и сразу стало понятно – сегодня карась опять поведает, как бы между прочим, один из своих морских рассказов. И когда он успел узнать столько интересного? И где он только берет свою траву?

Дело было давненько. Карасю, по его словам, тогда было всего лет-то – на две желтых полоски в хвосте. (Сейчас-то их у него 118). Он тогда еще даже ни разу не участвовал в любимом развлечении молодых карасей – сетевых забавах. Это когда специально даешь себя поймать, а потом во что бы то ни стало нужно сбежать от сковородки. Люди, глупые, думают, что это они сами ловят карасей, а на самом-то деле караси так забавляются. Острых ощущений в юности хочется всем, только не все после них идут по жизни дальше...
Так вот. В те далекие времена вода в океане была совсем прозрачная, такая, что каждую ночь даже из нашего дома было видно млечный путь (конечно, если у тебя хорошее зрение). В прочем, нашего с тобой дома тогда еще не было.
И вот именно тогда жил на краю света один рыбак.

Чушь какую-то несу, как обычно. Оказывается, это весьма сложно придумать не историю про Золушку или золотую рыбку, или репку, или колобка, а что-то хотя бы в чем-то новенькое и хотя бы чуть-чуть свое. Думаешь-думаешь, пытаешься-пытаешься и что же? Вот она – твоя история... про Пер Гюнта и Сольвейг...
Похоже, есть несколько сюжетов, которые тиражируют, были и будут все авторы. Впрочем, это давно осознали и до меня. Так что простите, буду неоригинальна.
Приятно познакомиться – Ярославна. И у меня даже князь Игорь есть, только он не на войне, хотя в плену – своих собственных иллюзий, как и большинство людей. А еще он опять уехал куда-то искать себя, блудный сын (это я о тебе).

Сначала все очень мутно. В голове одни отрывочные фразы и желание их тут же записывать, но пока голова вспомнит, где ручка-бумага, глаза их найдут, ноги до них донесут, руки возьмут... все мысли и ценные наметки уже унесутся в небытие по направлению, противоположному будущему. После кажется, что было потеряно, не замечено, забыто сто девяноста тысяч важных идей, но это после. А сейчас сплошные голоса в голове и намеки на что-то.
Потом появляются реальные идеи. Языком одного психолога на букву Л.: потребность опредмечивается помаленьку. Рождаются намеки на концепцию, а потом и она сама приходит чинно, садится в кресло посередине сознания и заполняет его все своей важностью.
Это, конечно, хорошо, потому что знаешь хотя бы примерно, куда идти. Зато из-за важности концепции и ее самолюбования многие новые идеи не могут достучаться в мою реальность. Жаль!
Здесь кто-то упомянул бы о золотой середине и балансе между уже придуманным и открытостью сознания к новым мыслям (не забудьте о самокритике) и даже пофилософствовал бы, но этот кто-то – не я. По сему, забудьте.

Есть одна сомнительная мысль, но я еще не решила, согласиться ли с ней.
Важно писать что-то, когда пишется, когда "несет", чтобы процесс обдумывания занимал секунды, а все потому, что за спиной – крылья. Есть опасность, что, прочитав потом все, что напишется при помахивании этими крыльями, окажется совершенной чушью, нисколько не интересными размышлениями ни о чем.
Зато от души!!! искренне.
А вымученные слова, вырожденные после долгих схваток, потуг и не без помощи вспомогательных средств, типа сигареты одна за одной, они же все равно остаются вымученными словами, а значит без полета.
Так ли? И тут же наверняка придумается сто (ну, по крайней мере, пару) "НО", но о них явно завтра, потому что сейчас есть опасность перетечь в "вымученность"...

Она подумала: "А он ведь сможет".
Он посмотрел ей в глаза и подумал: "Она ведь верит, что я смогу, а я смогу?"
И они пошли дальше...

Если дождь за окном, если в голове только одна мысль: "Я тебя люблю!", если ромашки в стакане желтые, если Вивальди звучит внутри, даже несмотря на то, что грусть ушла, если телевизор так достал, что выключаешь его, не жалея, значит осталась еще в душе искра жизни, значит есть силы, чтобы сказать неизбежности: "Ты меня не сломишь!", значит, - впереди жизнь.

Сегодня случилась гроза, и я оказалась в ее власти. Босиком, без защитного зонта, вся открытая перед стихией. И думала: почему же я не боюсь грома и молнии – этих супругов, которые крепнут, опираясь друг на друга?

И было у рыбака всего ничего: маленький дом на краю света, сети местами рваные, но крепкие и рыбы чуть-чуть, но хватало, жена – не жена, в общем тихая подруга, книг немного с умными мыслями уверенных в себе людей, фотографии старой жизни из далекой, почти забытой страны да бескрайнее синее море.
Жил рыбак осторожно, потому что не ждал от людей добра, потому что давно бытовала в той стране философия "каждый сам за себя", потому что забыл о своих сильных руках, не говоря о стойкой душе и смелом сердце.
И все ничего, да только когда в понедельник с утра море замирало, как перед грозой, а рыбы переставали слушать его длинные песни и зеленая трава начинала желтеть на кончиках, вдруг приходила к рыбаку мысль, назойливая как августовская муха: "Так ли я живу?"
Но рыбак отгонял от себя эту мысль и шел к своей верной лодке. Только рыба в этот день уплывала в свои заботы, а весла говорили: "Дай спокойно пожить!". И жена упрекала: "Что ты все мечешься? И так море неспокойно и ты его еще волнуешь. Того гляди, плеснет волной на наш бедный дом. Как мы потом расплатимся с нашим хозяином, хоть он и твой друг?"
Рыбак не слушал нервных разговоров, только все думал: "Не уже ли здесь мое место?"
Так шли дни.
И вот однажды...

Не помню уже, когда это случилось в первый раз, но с тех пор я каждый раз как только почувствую странную суету внутри, сразу начинаю думать, что что-то должно случиться.
Вроде бы нет никаких объективных причин для беспокойства. И телевизор все так же показывает всякую ерунду, и Мыша бегает по клетке, и ночь потихоньку начинается за окном как обычно, постепенно опуская на город свои грезы и заполняя все своим дыханием, и волосы по-старому чуть-чуть кудрявятся, но не боле. И все же где-то глубоко, на самом дне колодца непонятно отчего вдруг упал маленький камушек и пустил почти незаметную волну, а я ее почувствовала.
Быть может, все это выдумки истеричной женщины, но чему я могу еще верить безоговорочно, кроме как своим внутренним ощущениям?
Обидно, что могу дать 65 % уверенности – я даже не замечу то событие, о котором упал камушек или не придам ему такого значения, чтобы сейчас переживать. Да я и не переживаю. Ну что ж...

С таким скрипом дается 3-я неделя. Ты кажешься таким далеким, а вся жизнь с тобой – совсем иллюзорной. Как будто все это было не со мной. А еще я совсем не могу представить себе жизнь, когда ты приедешь, и опять начнутся постоянные звонки из далекой, порядком надоевшей своим вниманием страны и ощущение присутствия третьего человека в отношениях.

Обкурила всю комнату. Растрепалась вся и потерялась где-то в своих мыслях между тоской, которая душит, и слабостью, которая накрывает с головой, как будто лежишь под одеялом и дышать нечем.
Откуда ты, грусть? Из какого такого непонятного мира пришла в мой дом и распространяешь пряный запах? И почему я вместо того, чтобы лечь спать, хожу из угла в угол и не нахожу себе места в этом казалось бы пустом, но заполненном тобою пространстве?
Часы напоминают о работе и приближающемся новом дне с его заботами и проблемами. За окном все еще лето. Порядок вокруг нисколько не помогает упорядочить бедлам внутри.

И вот однажды пошел дождь. Медленный и долгий. Вода из низких сиренево-серых туч, нависших плотной пеленой над морем и заслонивших реальность, все лилась непрерывным потоком и заполняла без того полное море и души людей.
Сначала все стали ходить в резиновых сапогах, потом плавать на лодках, но все больше людей вообще перестало выходить из домов, чтобы не мешать воде разговаривать с травой и деревьями.
Дождь то становился сильнее и почти кричал о том, как живется над облаками и тучами, то почти затихал и шепотом расспрашивал о солнце, с которым никогда не встречался, но не переставал лить.
Все постепенно привыкли жить с вечно сырыми ногами и спать, укрываясь влажными одеялами.
Рыбак приносил домой кучу рыбы каждый день, и жена уже не знала, что с ней делать. Она вообще с того времени, как пошел дождь, стала молчаливой и часто грустила у окна, помогая воде с неба своими слезами.
Но все однажды заканчивается, и дождь тоже как-то утром решил передохнуть до будущей осени. И вот совпадение, в то же самое утро к дому рыбака прибило незнакомую ложку, а на дне ее, укрывшись шерстяным клетчатым пледом, спал маленький мальчик.
Его разбудили, позвали в дом, дали большую синюю кружку с теплым молоком и стали расспрашивать, кто он да откуда взялся. Сначала мальчик ничего не мог понять спросони, все смотрел испуганно на рыбака и незнакомую женщину и моргал. Но потом заулыбался и сказал: "Как у вас странно, совсем не так, как дома".
Рыбак посмотрел по сторонам и вдруг с ясностью осознал, что действительно все вокруг сильно изменилось за время дождя. И вроде дом как дом, и раньше он был такой. Та же лампа на столе, та же кровать, те же книги..., но что-то не так. Или просто он раньше не замечал всего этого, не обращал внимания, настолько привык к вещам, что смотрел на все и не видел.
"Не уже ли ты здесь живешь?" - спросил мальчик.
"Живу вроде..." - ответил рыбак и задумался.

Дни исключительной радости заполняют собой всю реальность и совсем не оставляют ни времени, ни сил, ни желания, чтобы задуматься над происходящим. Мы постоянно улыбаемся, бежим куда-то, болтаем без умолку и спешим, спешим успеть за счастьем, пока оно не прибавило скорость и не уехало на своей супермашине далеко в будущее. Потом попробуй, догони! Может поэтому кто-то говорит, что счастливые люди – глупые люди. На самом деле, у них просто не остается времени, чтобы умничать...
Печальное время – оно тем и хорошо, что всегда оставляет человеку часик – другой на то, чтобы всмотреться в свою реальность да попристальнее. Оптимисты в такие минуты становятся философами, а пессимисты... Впрочем, они всегда готовы прослезиться и пожаловаться на судьбу, добавив при этом весьма патетично и зачастую театрально: я так и знал!..
Досадно, досадно, что иногда и радостные, и печальные периоды слишком затягиваются. Счастливые теряют вкус к счастью, а несчастные настолько привыкают жить в горечи и с неудачей, что сами начинают их искать и не замечают, насколько часто судьба дарит им сюрпризы и возможности все изменить к лучшему.

А время, тем временем, летело и летело. /М. Булгаков "Мастер и Маргарита"/

Мальчик оказался сыном одного крестьянина из соседней деревни. Он поплыл на лодке собирать водоросли для гербария (учительница в школе придумала такое домашнее задание), но потерял ориентир, устал долго-долго грести, но никуда не приплывать, да и переволновался, что мать поддаст за долгую гулянку увесистый подзатыльник, и заснул. Потом его, конечно, отвезли домой, и история забылась. Только рыбак еще часто после, выходя в море и оставаясь один на один с заходящим солнцем и бескрайними волнами, слышал как эхо "Не уже ли ты здесь живешь?" и думал, думал...
Дети, они, как и старики, несут в себе удивительную мудрость и умение видеть главное, суть вещей и отбрасывать внешнюю шелуху. Хотя они и сами того не понимают, но умеют замечать в окружающем мире то, что взрослые проходят мимо, так как больше смотрят в себя и видят мир сквозь шоры собственных фантазий, иллюзий, представлений и привычек. Ребенок же сразу поймет, что ты грустишь или притворяешься, просто потому что сам всегда искренен и чувствует неискренность в людях. Правда, это длится совсем недолго, потому что постепенно взрослые "прививают" ему массу условностей, связывающих общество, чем зарывают его искренность и мудрость на дно души. И только пройдя через жизнь и став дедушкой, этот ребенок поймет, что большинство его представлений – только внешняя шелуха, хотя раньше он думал, что это чуть ли не главное, и может быть вновь обретет мудрость, а может и нет.
Но пока он еще ребенок, он время от времени со всей своей наивностью и чистотой во взгляде задает взрослым такие вопросы, которые многого стоят, и попадают не то, чтобы в яблочко, а в самую его сердцевину.

Окончание


Популярные новинки, скидки, акции
 

 

Перепечатка, публикация статьи на сайтах, форумах, в блогах, группах в контакте и рассылках НЕ допускается
Рейтинг@Mail.ru